Тридцать три поцелуя

Обидно, граждане-товарищи! За державу обидно! Что ж мы хуже всех что ли? Сколько в стране Кулибиных, сколько всего изобрели, а праздник поцелуя придумали чопорные аглицкие лорды. И это при том, что на Руси поцелуй имеет, можно сказать, первостепенное, государственное значение. Ну, в какой еще стране троекратно лобызаются все – от верующих в Христово воскресенье, до политических деятелей – вспомнить хотя бы незабвенного Леонида Ильича! Вон в Германии и Франции уже много лет устраивают конкурсы на самый долгий поцелуй, а мы как всегда, в хвосте, где-то рядом с колониальными странами, где при встрече носами трутся. Нет! Пора с этим что-то делать!

Так думал студент третьего курса факультета журналистики и организатор студенческих флэшмобов Роман Перышкин. В голове его роились самые креативные идеи, касающиеся этого важного целовательного процесса. Ну, например, можно устроить соревнования целующихся под куполом цирка, такого точно еще нигде не было. Можно заставить целоваться байкеров и байкерш на полном ходу. А, главное, устроить флэшмоб на Зеленом проспекте под лозунгом «Целуются все». Предлагать разнополым гражданам целоваться и дарить им за это подарки... От вдохновенного полета мысли Романа оторвал звонок в дверь.

– Ромочка, ты не зайдешь на минуточку, – на пороге стояла соседка по лестничной площадке Таисия Петровна. – Ты знаешь, у нас что-то со звуком в телевизоре. Картинка есть, а что говорят непонятно. – Таисия Петровна виновато развела руками. – Ты бы посмотрел, а то мой-то без телевизора совсем захиреет.

Муж Таисии Петровны семидесятипятилетний Савелий Евграфович уже лет десять маялся ногами. Суставы болели, хоть криком кричи. Поэтому он ходит мало и практически не покидал кресла-качалки. Ясное море, что телевизор для него был единственным окошком в мир.

– Иду, – с готовностью отозвался Роман – он был юношей вежливым и воспитанным и никогда не отказывал соседям в помощи.

Савелий Евграфович нахохлившись, сидел перед онемевшим телевизором, раздраженно помешивая ложкой в стакане с чаем.

– Вот, глянь, – не здороваясь, буркнул он. – Проклятый ящик специально дождался, когда начнется мой любимый фильм. Зар-р-раза!

– Сейчас все исправим, – Роман отодвинул телевизор от стенки, потыкал куда-то отверткой, и в комнате раздались веселые голоса героев незабываемой комедии.

– О, глянь, целуются, – по-детски обрадовался враз повеселевший Савелий Евграфович. – В наших старых фильмах красиво целуются... скромно.

– Идея, – оторвался от телевизора Роман. – Точно, конкурс на самый красивый поцелуй. Надо взять на заметку.

– Что за конкурс? – заинтересовался сосед.

– Да, вот, думаю, как организовать праздник поцелуя на Зеленом проспекте в День поцелуя.

– А что есть такой день? – живо заинтересовался сосед.

– Ну. Вы вот думаете, что поцелуй это только дань традициям и знак приветствия? Нет! Он людей на ноги ставит, все болячки лечит – омолаживает. А еще энергию передает, иммунитет укрепляет, суставы там, сердце.

Романа несло! Он понимал, что изрядно привирает, да что там говорить, несет откровенную «пургу», но доля истины в «пурге» была. Ученые, действительно, отвели поцелую некоторые целительные функции.

– И, представляете, его, праздник этот, учредили англичане.

– Ай, сукины, дети, – искренне восхитился Савелий Евграфович. – Ай, молодцы. Ну, надо же, День поцелуя! И что же кто-то целуется?

– Все!

– А если не захотят?

– Придется, Уговор такой.

– А ежели он, к примеру, уже в годах, а она помоложе лет на три... двадцать.

– А, без разницы!

– И когда это ваш  поцелуйный беспредел будет?

– Да, через неделю. На Зеленом проспекте. Приходите, – в шутку предложил Рома соседу. – Мы вам девушек-студенток подгоним.

Он подмигнул Савелию Евграфовичу и удалился.

Неделю Роман носился как Савраска по чисту полю. Ночами сидел в Интернете, делая многочисленные рассылки для создания массовки. Созванивался со знакомыми ди-джеями и реперами. Знакомые знакомых помогли составить концертную программу из неплохих номеров, причем совершенно бесплатно. Интернет-магазин «Лавка кофе чая» как всегда согласился стать спонсором шоу и презентовал пакеты с упаковками чая Hilltop.  Но главной фишкой был все-таки Гала-поцелуй. Студенты рисовали плакаты с лозунгами – «Даешь поцелуй». «Делу время, поцелую час», «Поцелуй продлевает жизнь!» После зачетов проводили кастинг самых красивых девушек. Они должны были дефилировать по зеленой аллее с табличками «Поцелую от души». Решено было, что девчонки будут целовать прохожих исключительно «в щечку». Парней на кастинг пришло мало. Красавец Сережа Попцов с первого курса, Миша Глазов – эффектный брюнет с четвертого, и голубоглазый блондин Витька Бастрыкин, которого привел Миша. Бастрыкин, оказывается, никогда в жизни не целовался, и его заставили участвовать в флэш-мобе практически насильно. Наконец наступил знаменательный  день. Уже утром на Зеленом проспекте огородили сценическое пространство, украсили деревья шариками, везде стояли щиты с надписями и целующимися людьми. На экране возле почтамта крутили нарезку из фильмов, с поцелуйными сценами. Роман взмылено метался от девушек с табличками к ди-джею Тамерлану, от него к моделям, которые демонстрировали романтические наряды. Пока все шло замечательно. Прохожие не шарахались, а охотно давали себя поцеловать, даже замотанные жизнью тетеньки убедительных форм смущались как школьницы, когда Сережа, Миша или быстро вошедший во вкус Витька  соблазнительно улыбаясь, предлагали чмокнуть в щечку. Неожиданно взгляд Романа задержался на нелепой фигуре в джинсах с «чужого бедра», футболке с надписью «Ай лав ю» и бейсболке. В руке фигура сжимала элегантную трость. Роман бы не задержался взглядом на этом участнике флешмоба, если бы им не был... Савелий Евграфович собственной персоной, облаченный в подаренные ему Ромкины старые джинсы. 

– Чума! – охнул Роман и метнулся к соседу. Тот практически не прихрамывая, дефилировал по аллее, стараясь оказаться на пути каждой из девушек. Девчонки хихикали, но охотно чмокали в щеку креативного старичка.

–  Савелий Евграфович, – воскликнул Роман, – вы ли это? С выздоровлением!

– Тщ! – Тот приложил палец к губам. – Ром, только между нами, мужиками, ты моей ни звука! Она у меня баба ревнивая, со свету сживет!

– Клянусь молчать, как чупакабра! – давясь от смеха, пообещал Роман и, помахав соседу рукой, побежал к импровизированной сцене, где образовалась пауза, которую следовало немедленно заполнить.

Через полчала, бросив взгляд в сторону прогулочной зоны, он вновь увидел неутомимого соседа, который подставлял щеку очередной студентке. Девушки сменялись каждые полчаса, поэтому старик отметился по полной программе. Еще через полчаса Савелий Евграфович был замечен Романом на лавочке в окружении хохочущих девчонок с исторического факультета. Спустя некоторое время, Романа позвали сделать групповой снимок журналистки-второкурсницы. В центре девичьей компании, конечно же, сидел балагурящий старик в джинсах.

Наконец флэшмоб завершился. Уставший как собака, но безумно довольный Роман распрощался с участниками «поцелуйного забега», и направился домой. В конце аллеи он нагнал неутомимого соседа. Глаза Савелия Евграфович сияли, щеки порозовели, спина выпрямилась.

– Ну, что, Ромушка, – ты молоток, – хихикнул сосед. – И англичане твои молодцы! Я ведь тебе тогда поверил, что поцелуи здоровье улучшают и иммунитет поднимают. Целую неделю готовился. По квартире ходил помаленьку. А сегодня вообще как молодой олень себя чувствовал. Кстати, ты бабке только не сболтни! Я рекорд установил. Меня ваши студентки поцеловали тридцать три раза. Ты только не подумай плохого. Они же  мне как внучки. Просто меня уже давно никто не целовал. Дети выросли и уехали. Вот я и захирел. Потому и болел. Я теперь глянь, какой молодец! И трость не нужна... Батюшки! А где же трость? Наверное, я ее на скамейке у сцены оставил. Надо же, десять лет из рук не выпускал и тут...

Роман сбегал за тростью и проводил соседа до самой квартиры. – Ты на чаек заходи, –  сказал тот, протягивая руку к звонку. Но позвонить не успел. Дверь открылась. На пороге стояла встревоженная Таисия Петровна.

– Ты где был? – набросилась она на старика. – Я уже думала, что тебя, пока я к сестре ездила, в больницу увезли! Куда тебя понесло, с больными ногами?

– Да так. Со студентками целовался на этом... как его... флэшмобе. С Днем поцелуем, тебя, Тасенька, – сказал Савелий Евграфович и неожиданно по-молодому обняв жену, чмокнул в щечку. Та замолчала, потом растерянно дотронулась руками до щеки.

– Болтун старый, – скрывая набежавшие слезы, сказала она. – Иди уже домой. Я тебе тут чай купила твой любимый.

– А какой чай у меня есть! – Евграфович показал жене пластиковый пакет, в котором лежали упаковки чая Hilltop. Студентки от души одарили юного душой старичка презентами от «Лавки Кофе Чая».

– Откуда это?

– С праздника поцелуев, – улыбнулся Савелий Евграфович, и на прощание лукаво подмигнул Роману.

Влад Мартовский специально ко Дню поцелуя (6 июля).