Таинство калмыцкого чая

 – Привет творцам!

Оператор Энского телевидения Гоша Павлов ввалился в комнату отдыха, где коротали время трое журналистов. – Кто из вас знает калмыцкий язык?

– Ну, я знаю, – неохотно отрывая лоб от столешницы, буркнул Илья Пятаков – лысоватый юнец-переросток. – Только я позавчера Рождество отмечал. Второй день башка трещит!!!

– Нужен необычный материал к Старому Новому году. Едем в Калмыкию. В село Каргат. Там живет настоящий шаман.

– Бали-и-ин. А на северный полюс  мы не едем? Ладно, согласен, но имей в виду, весь процесс организуешь сам. Я не в состоянии стояния и могу исполнять лишь обязанности «говорящей головы».

Бригада погрузилась в телевизионную «газель». Пока передвигались по трассе, все было нормально. Но когда свернули на дорогу, ведущую к селу Каргат, пошел густой снег. Внезапно «газель» затормозила.

– Две дороги – растерянно хмыкнул водитель Володя. – Одна направо, другая налево. И указателя нет. Ну, и куда ехать?

– А на карте как?

– А никак.

– Ну, тогда налево.

– Почему налево?

– Так прикольнее. Кто против? Все за! Давай налево.

– А вот и огоньки –  через минуту сообщил всем Володя. – Мы на верном пути!

– Так, координатор сказала, что шамана зовут Босхамджи – сказал Гоша. – Ищем его дом!

Дом нашелся быстро. Босхамджи – высокий худой мужчина с улыбчивым морщинистым лицом встретил гостей с некоторым недоумением.

– Здравствуйте, – протянул хозяину руку Илья. – Это Гоша, и Володя. А я корреспондент Илья. Ведь вы и есть великий шаман Босхамджи?

– Босхамджи, – утвердительно кивнул тот.

– Ну, вот и славненько!

– Вы не против? – поинтересовался Гоша у хозяина, распаковывая камеру и устанавливая ее на штатив. – Это камера. А я оператор!

– Менд. Мини нерн Босхамджи. Би шоферд болж көдәлжәнәв.¹ ответил шаман, с опаской наблюдая за странными приготовлениями

– Чего он сказал? – спросил оператор. –  Илья ты ведь говорил, что язык знаешь. Переводи, давай.

– Снимайте, говорит, сколько хотите.

– Цуг орн нутгудын пролетармуд нэгдцхәтн!² – заглянув в свой ежедневник – торжественно ответил Илья шаману. –  Гош, готова аппаратура? Может, начнем?

– Погоди, пусть немного отогреется.

Тем временем Босхамджи, достал симпатичную красную коробочку и принялся заваривать чай. Он засыпал заварку в котел с водой, дождался пока он закипит, добавил молоко и соль. Затем, постоянно помешивая, прокипятил его 15 минут, и профильтровал через сито.

Наконец Гоша, решив что, аппаратура отогрелась, принялся метаться по комнате и снимать процесс приготовления чая, кухонную утварь, упитанного рыжего кота.

– О! шаманский бубен, – радостно воскликнул он, заметив на стене странное круглое приспособление. – Илья  попроси его попозировать с этой хреновиной, – шепнул он коллеге, который прижался лбом к оконному стеклу. Илья в ответ мученически простонал. Похоже, головная боль не отпускала журналиста.

– А вы можете нам продемонстрировать что-нибудь из вашего колдовского арсенала? – взял инициативу в свои руки Гоша. Он постучал по бубну и протянул его Босхамджи.

Тот пожал плечами и взял бубен в руки.  Затем неуверенно стукнул по нему два раза и вопросительно посмотрел на оператора.

– Да, да, продолжайте, супер! – показал большой палец из-за камеры Гоша. – Ка-а-акой колорит. Какая экспрессия!!! Кстати, почему у вас елки нет? Старый Новый год на дворе. Илья, добеги до забора, я там зеленый кустик видел, надергай веток. Давай-давай, тебе полезно.

Через четверть часа злой и замерзший Илья вернулся в дом. В руках он сжимало куцый колючий куст, выдранный прямо с корнями.

– Так, елочку в вазочку, вы с Илюшей под елочку, – радостно суетился Гоша. – И несколько слов нашим телезрителям. Типа, поздравление с Новым годом. Ага?

– Ага, – растерянно ответил шаман.

– А национальный колорит! – буркнул  Илья. – Что это он в свитере будет сниматься?

– Вы можете надеть костюм шамана? – заорал радостный Гоша прямо в ухо хозяину дома. Тот отшатнулся от разбушевавшегося оператора и попятился к шкафу.

– Понял, у него одежда здесь, – сообразил Гоша. Он распахнул створки шкафа и достал длинную меховую разлетайку, грязноватую овечью шкуру с большими дырками и шапку из песца.

– Я же говорил... Пожалуйста, наденьте ваши аксессуары... – Гоша протянул шаману шубу, шкуру и шапку. – Мы с телевидения. Нас вся область смотрит. Пли-и-из! Гоша подошел к Босхамджи и, показательно ударив по бубну, принялся козлом скакать по комнате, напевая какую-то мелодию

– Поняли? – запыхавшись, спросил он. – Танец  шамана!!! Тра-ля-ля, тру-ля-ля!

Шаман послушно натянул «меха», взял в руки услужливо протянутый Гошей бубен, и принялся кружить по комнате, с опаской поглядывая на гостей и напевая мотив, напоминающий популярную песню Стаса Михайлова «Все для тебя».

Илья мрачно скакал рядом, Гоша бросился к камере.

– Ну, все, – объявил выдохшийся Гоша. – Теперь надо снять ритуал исцеления. У тебя что-нибудь болит? – спросил он притихшего водителя Володю.

– Ну, остеохондроз у меня, суставы, бронхит, язва желудка, принялся перечислять тот...

– Так, хватит. Твоя язва. Гошин похмелярус. Надо его попросить провести сеанс исцеления. Я его раскручу на чудо. Вы позируете, я  снимаю!!!

– Босхамджи, мы слышали, что вы обладаете исцеляющим даром.  Вы не могли бы вылечить моих друзей? Лучше чем-нибудь экзотическим. Зельем из хвостиков ящериц, мазью из пупка выхухоли... На худой конец – накладыванием бубна на темечко... – Гоша прокомментировал свои слова действием, водрузив бубен на Гошину голову, стукнул им несколько раз по макушке коллеги  и снова ринулся к камере. Действуйте Босхамджи! Исцеляйте.

Босхамджи беспрекословно подчинился.

– Добрый вечер, уважаемые телезрители, – мученически улыбаясь в камеру из-под бубна, – начал Илья. – Мы с вами находимся в гостях у известного шамана Босхамджи. Вы уже увидели древний ритуал, посвященный старому Новому году, а теперь вас ждет чудо! Сейчас Босхамджи исцелит меня и нашего коллегу Владимира от целого букета болезней. Итак, прошу!

Шаман обреченно уставившись в потолок, принялся ритмично постукивать бубном по голове Ильи.

– Представляете, боль, мучившая меня почти сутки, уходит, а теперь ту же процедуру повторим с нашим многоуважаемым водителем.

Постучав бубном по голове Володи, шаман замер. Затем вежливо улыбнулся и указал на стол.

– Ага, ритуал продолжается, – обрадовался Гоша. – Будем принимать зелье!

Илья и Володя заняли места за столом.

– Это древний национальный напиток, – заговорчески сообщил Илья в камеру. – Если я не ошибаюсь, это исцеляющий калмыцкий чай.

– Елки, а чего он такой соленый? – шепотом спросил Володя.

– Калмыцкий потому что! Между прочим, диетологи рекомендуют использовать его как средство для похудания, он, ускоряет обмен веществ и выводит токсины из организма. А еще помогает при похмелье, и вообще поднимает тонус.

Наутро бригада собрала свои пожитки и отправилась восвояси. Оживший Илья смонтировал материал и ушел на три дня в отгулы. Праздновать старый Новый год. Каково же было его удивление, когда пятнадцатого утром его вызвал на ковер зампред Николай Николаевич.

– Это вы снимали сюжет «Волшебный чай шамана Босхамджи?»

– Я, – приосанился Илья.

– Ну-ну, тогда вам будет интересно почитать вот это письмо. Из села Талнит.

«Уважаемые начальники телевидения. Пишут Вам Заяна и Иляна Тундутовы. Сначала мы хотели вам пожаловаться. Но потом посмотрели передачу про нашего дядю и передумали. Дядя нам рассказал, что к нему в дом с лозунгом «Цуг орн нутгудын пролетармуд нэгдцхәтн» – что на калмыцком означает «Пролетарии всех стран соединяйтесь» – ворвались дикие люди с кинокамерой. Они вынудили нашего дядю надеть песцовую шубу и шапку его жены, нашей тетушки. А также козлиный чехол для согревания радиатора. Затем вручили сито для просеивания овса и заставили петь популярные песни Стаса Михайлова и танцевать вокруг сциадопитиса мутовчатого, который выдернули с корнем в огороде. Это дорогое редкое растение дяде привез друг из Японии. Когда же им это надоело, они надели сито себе на головы и попросили дядю вылечить их болезни. Дядя по природе человек добрый, и он вылечил ваших больных на всю голову журналистов. Теперь к нему лечиться ходят даже жители из соседнего села Каргат, где живет уважаемый шаман – тезка нашего дяди. Поэтому передайте спасибо вашим больным журналистам. А сциадопитис мутовчатый мы посадили обратно. Если он приживется, то будет расти до 500 лет. С уважением, Заяна и Иляна Тундутовы».

– Как же так? – растерянно пробормотал Илья. – Но ведь... у Володи остеохондроз прошел, и моя голова тоже...

– В последнем я сильно сомневаюсь. А какой вы там чай пили, не этот ли? – Николай Николаевич достал из ящика желтую пачку.

– Этот, – обреченно вздохнул Илья.

– Ясно. Мой любимый. Калмыцкий. Этот чай не только силу и энергию дает, но и полезный для всего организма. Вы вот им похмелье прогоняли, а жена моя для лактации его пьет, чтобы наш ребенок подольше на материнском молоке был. То-то же... Ладно, достанешь пару пачек калмыцкого чая, отпущу тебе все прегрешения. Ясно?

– Ясно, – облегченно выдохнул Илья. Гроза миновала. А чай... Да разве это проблема для человека, который регулярно отоваривается в Интернет-магазине «Лавка Кофе Чая»?! Илья улыбнулся и весело зашагал по коридору. 

***

(1) Привет. Меня зовут Босхамджи. Я работаю шофером

(2) «Пролетарии всех стран соединяйтесь».

Влад Мартовский специально для интернет-магазина "Лавка Кофе Чая"