Шампанское с чаем для любимого доктора

Живет у нас в городе удивительный человек, хирург от бога Петр Иванович Карулин. И если на прием к нему люди идут с гримасами боли, то из кабинета выходят умиротворенными, с улыбкой на лице. А как он вправляет вывихи! Это песня! Одно движение и оп-па – «больной, можете плясать мазурку». И все с шутками-прибаутками! Если он делает операцию – швы на теле пациента срастаются в рекордно короткое время. Интерны рвутся в хирургическое отделение, у дверей кабинета постоянно клубятся пациенты. В общем, как говорится, золотой врач, не зря клятву Гиппократа в свое время давал.
Только один недостаток у него имеется. Хотя, может быть и не недостаток это вовсе, а самое что ни на есть величайшее достоинство. Он отказывается от любых подарков, презентов и подношений. Ничего не принимает.   Речь даже не о конвертиках, дорогих сувенирах или коньяке. Вообще ни-че-го! Ни цветов, ни конфет, ни одеколона! Причем, если бы это касалось пациентов, все было бы понятно. Так нет! Даже на дни рождения он категорически запрещает коллегам скидываться себе на подарок. Вот такой железобетонный доктор Айболит.
Доходило до абсурда. Один благодарный пациент, сообразив, что доктор ни за что не возьмет его дар, – тайком спрятал пакет с коньяком и коробкой конфет под стол. И что вы думаете, после работы Петр Иванович приехал к нему домой с этим самым пакетом и пригрозил, что если это еще раз повторится, лечить дарителя будет другой врач.
А еще доктор однажды гнался по коридору за другим незадачливым дароносцем. Который додумался сунуть в историю болезни конверт с деньгами. Дароносец был пойман. Конверт возвращен, а юная медсестра Валечка пополнила свой словарный запас новыми медицинскими терминами.
Поэтому, когда наступил июнь, в отделении началась легкая паника. Семидесятилетний юбилей Петра Ивановича в этом году приходился как раз на День медицинского работника, что еще больше усугубляло проблему. Все понимали, что хирург подарка как всегда не примет. Персонал сумрачно перемещался по коридорам, бормоча что-то себе под нос. Время от времени все собирались в ординаторской и обменивались предложениями, среди которых были весьма креативные.
Например, молодой травматолог Сергей Милюгин предложил заказать для Петра Ивановича танцовщицу в торте, за что чуть не был побит и изгнан из-за стола, за которым параллельно обсуждению шло традиционное чаепитие. Эндокринолог-креативщик  Илюша предложил спуститься с крыши и закинуть роскошную статуэтку из каслинского литья в форточку, сообщив, что именно так он сделал предложение своей супруге. Когда ему сообщили, что хирург живет на шестнадцатом этаже в доме с консьержем, эндокринолог погрустнел, но через минуту встрепенувшись, предложил: «А если его подкараулить на улице, связать и привезти, например, в самый крутой ресторан, или в баню».
– Ага, а кормить и поить ты его будешь через соломинку, не развязывая рук? – осведомился терапевт Николай Семенович.
– Почему это?
– Да потому что, если мы его развяжем, он кое-кому ненароком руку вывихнет, а потом вправит, у него не задержится, – фыркнула Галина Сергеевна – старшая медсестра.
– Ну, тогда я не знаю, –  окончательно расстроился Илья. – Ни-че-го нельзя! И что это за человек такой!
– Нет, ну должно же у него быть какое-то слабое место, – сказала Валечка. – Может, он марки собирает, открытки, ну или животными интересуется, у меня гигантская улитка ахатина потомство принесла, я могу...
– Вспомнил, Николай Семенович посветлел лицом. – Вспомнил, коллеги! Он любит чай. Точно! Я как-то в кабинет за инструментом зашел, а он с дочкой по телефону разговаривает. Типа, ему для релаксации нужен чай. И что этот чай в магазине не купишь, и все в какую-то лавку ее посылал.
– В лавку? За чаем? Странно! – протянула Людочка.
– Да ну, чай! Это вообще не в тему, – вмешался сисадмин Вадик. – Человеку стукнуло семьдесят, а мы ему коробочку чая! С юбилеем вас, дорогой Петр Иваныч! Не изволите ли чайку? – тоненьким голосом пропищал он, потешно кланяясь. –  Ну, хотя бы шампанское он позволит себе подарить раз в жизни, а то ведь не юбилей, а смех! То нельзя, это нельзя.
–Так ведь наш доктор не пьет ничего крепче чая. Даже шампанское на дух не переносит! – заметил Николай Семенович.
– А может быть, все-таки вариант с чаем прокатит? – задумался Илья. – Жаль только, что чайные коробки уж очень простенькие. Вот бы продавали чай в бутылках красивых, ну, например, как шампанское – можно было бы подарить. И красиво, и душевно и не алкоголь.
– Слушайте, а я сейчас тетю Машу приведу, – встрепенулась Валечка, – уборщицу нашу. – Она не только чай в шампанском, она подскажет, где кенгуру-альбиноса достать.
– Кенгуру не надо, а тетю Машу веди, – приказал Николай Семенович. Через минуту уборщица тетя Маша – а точнее, работник клининговой службы Мария Семеновна Васько вошла в кабинет.
– Ну что колготитесь молодежь? Подарок придумать не можете? Дарите чай. Чай, точно примет.
– Тетя Маша, несолидно! – простонал сисадмин Вадик.
– Несолидно студенток в приемном покое тискать, – фыркнула тетя Маша. – Вот – она достала из кармана небольшую карточку. – Глядите. «Лавка кофе чая». Тут вам и свечи с чаем, и книжки с чаем, и шампанское. Зять мне напокупал таких диковинок, глазам не поверишь.
– Так значит, чай в шампанском существует? – победно воскликнул Илья. – Йе-е-е-ес!  Даешь чай в шампанском! Я и себе куплю, дома выпью!
– Его ж сначала заварить надо, садовая твоя голова, – засмеялась тетя Маша. – Он в красивых бутылках, – в каких шампанское продают. Но не жидкий, а сухой. Черный, зеленый. Бутылочку откроешь, заваришь – красота! И вкусно, и диковинка. А для непьющих – самое то! Презент!
Юбилей получился на славу. Ординаторскую украсили шарами, Людочка испекла торт, тетя Маша принесла соленья, девочки-интерны настрогали салатов. Когда Петру Ивановичу Илья протянул подарок –  «бутылку шампанского», хирург нахмурился. Но как только тот продемонстрировал содержимое, расцвел. Тогда все бросились поздравлять любимого доктора, и каждый преподнес ему «креативное шампанское» с чаем. А потом все праздновали День медработника. И вот тут -то чай пригодился как нельзя кстати. А вы такой чай пробовали? То-то!

Влад Мартовский специально для "Лавки Кофе Чая"