Пусть тебе приснится...

Пальма де МальоркаУ каждого человека обязательно должна быть красивая мечта! И не важно о чем она, – о новом автомобиле, вечной молодости или о хорошей работе. Главное, чтобы МЕЧТА! И непременно – красивая!

У Петра Белова такая мечта была! Петр мечтал поехать не куда-нибудь, а в Пальма де Мальорку. На волшебный остров, где никогда не бывает зимы, где все счастливы, а вино льется рекой. Возле кромки бирюзового моря сидят стайки прекрасных девушек, а вдали мелькают разноцветные крылья парусников. Мечта была невероятно красивой, уже потому, что была недостижимой. Но даже в жизни слесарей четвертого разряда иногда происходят чудеса. Однажды в гипермаркете Петр купил электродрель и неожиданно для себя стал участником лотереи. Когда ведущий объявил его фамилию – Петр принялся нервно озираться по сторонам, ожидая, что к столику организаторов ринется какой-нибудь другой Петр Белов, его однофамилец. И лишь после того, как его назвали в третий раз, он принялся протискиваться к ведущему. Когда же тот объявил, что покупателю Петру Белову вручается  путевка на двоих на остров Пальма-де-Майорка, у того чуть не остановилось сердце.

Неделя прошла как в тумане. Оформление путевки, визы и шестичасовой перелет в Испанию. Петр поверил в то, что мечта сбылась, лишь, когда они с Ольгой вышли из отеля.

Оба словно окунулись в густой влажный воздух. Навстречу неспешно брели загорелые подростки с двумя полными ведрами, из которых торчали метровой длины разноцветные соломинки для коктейля. Возле ступенек сидела чернокожая женщина и, белозубо улыбаясь, заплетала мелкие косички русоволосой девчушке. Вокруг все было ярким, нарядным, кричащим. Почти на каждом балконе развевались красно-желтые флаги, украшенные гирляндами, сновали по улицам жизнерадостные испанки. Из дверей лавки вышел высокий жилистый мужчина с длинными волосами и приветливо улыбнулся: «Оля»

– Здравствуйте, – растерялась Ольга Петровна. – А откуда вы меня знаете?

Тот засмеялся и принялся что-то энергично объяснять, приглашая в магазин. Отказаться Петр и Ольга не смогли. Дальнейший путь они продолжили уже в новехоньких головных уборах. Ольга в огромной черной «поганке», Петр в лихой ковбойской шляпе. Еще несколько раз Ольгу окликали по имени жизнерадостные продавцы, и та тянула обалдевшего от удивления супруга в очередную лавку. В результате на пляже они оказались с двумя сумками, набитыми сувенирами, футболками, деревянным и керамическими фигурками.

И вот он волшебный берег Мальорки! Бирюзовая словно живая, гладь моря. Горячий мелкий песок, на котором чуть ли не вплотную лежат бледные, загорелые и совсем черные тела.

Накупавшись в теплой прозрачной морской бирюзе, супруги отправились на ужин. Шведский стол потряс Петра до глубины души. Можно было беспрепятственно набирать, сколько хочешь еды! Более того – беспрепятственно можно было пить сколько угодно вина и пива. Достаточно было подойти к одному из автоматов и нажать на рычажок.

Петр, воровато оглядываясь, налил в фужер вина, выпил, затем набулькал пива, выпил... снова налил вина. Никто внимания на него не обращал, фужер не отнимал, замечания не делал. Налив до краев два фужера он подошел к столику, на котором громоздилась гора закусок.

– Оль. Вино тут бесплатное! Сколько хочешь! Рай!

– Во-во. Сюда бы твоих собутыльников из гаража. Они бы точно в этой столовой попросили политического убежища, – беззлобно пробормотала Ольга и попробовала вино. – А ничего. Испанское, сразу чувствуется. Не то, что у нас! А, кстати, там чая не было? Посмотри-ка. Сейчас бы в самый раз. С пирогом.

Петр сбегал к аппаратам. Вино было. Пиво тоже! Кофе со сливками имелось, даже холодная вода текла из краника. Чая не было нигде.

– Ладно, Оль. Чаю и дома попьем.

На следующий день они съездили в аквапарк, где Петр на горке «камикадзе» отбил себе мягкое место. Потом на сафари увлеченно фотографировали мартышек и пеликанов, съездили в пещеры – послушали концерт в громадном выдолбленном в скале амфитеатре, прокатились в лодочке по подземной реке. Потом была поездка вдоль острова, погружение с аквалангом. Сказка продолжалась, мечта сбывалась. Не хватало разве что самой малости – вечерних посиделок за чашкой чая. И с каждым днем их не хватало все больше.

«Сегодня играет Италия с Испанией», – они возвращались с пляжа чуть-чуть обгорелые, усталые, но в хорошем настроении.

– Только не говори, что ты сейчас усядешься у телевизора. Мы не для этого сюда приехали.

– Да я что, я ничего, – вздохнул Петр. – Просто было бы неплохо упасть в кресло, чаек ароматный в кружку налить, телевизор...  Молчу, молчу!

– Ладно. Давай зайдем в кафе, – сказала Ольга. – Может у них тут чай есть.

В кафе царило необычайное оживление. За столиками сидели мужчины в желто-красных футболках и темпераментно что-то обсуждали.

– Вон – два места, – Ольга потянула мужа к одному из столиков.

– Олля! – к ним подскочил жизнерадостный официант.

– Нам бы чаю... тее... Как это по-испански... чай! Пить!

Официант улыбнулся и положил перед супругами меню.

В этот момент мужчины загомонили и напряженно уставились в угол. В углу кафе стоял большой телевизор.

– О, там футбол, – оживился Петр.

– Ну вот. Стоило ехать в Испанию, чтобы и тут смотреть эту ерунду! И официант что-то долго не идет. Ладно. Я пошла, зайду в номер к нашим попутчицам – Ирине и Татьяне, а ты можешь смотреть свой «дурацкий» матч!

Петр, собственно, не был ярым болельщиком. Но он уже точно знал, за кого будет болеть. В воздухе дрожало нервное возбуждение, он вибрировал и плавился, но не от жары, а от эмоций.

Футбольные болельщики в Пальма де МайоркаПервый гол, буквально, смел фужеры и тарелки со столов. Раздался дружный вопль, посетители сорвались с мест и бросились бурно обниматься. Петр внезапно понял, что он тоже вместе со всеми беснуется и радостно вопит: «Вива Испанола!» Официанты, вместо того чтобы предъявить клиентам счет за разбитую посуду, сновали между столиками  с полными фужерами и настойчиво предлагали выпить за победу Испании. Второй гол был забит с не менее восторженным сопровождением. Петр чувствовал себя полностью счастливым человеком! Он освоился и уже, кажется, вполне понимал испанскую речь. Да что там! Он понял, что в его жилах течет испанская кровь!

Затем был третий, четвертый голы, его угощали, обнимали, хлопали по плечу. Потом он вместе с новыми друзьями гулял по набережной, пел, пил коктейль из ведер, в которых торчали метровые соломинки, с кем-то братался, обнимался, обменивался номерами телефонов.

В отель его привели на рассвете, совершенно пьяного, но бесконечно счастливого. Еще минут пятнадцать он обнимался на крыльце с новыми друзьями, обещал им сразу по приезде домой выслать свой любимый чай "Mabroc", которого днем с огнем не найдешь в Испании, потом на автопилоте добрел до номера и рухнул на постель.

Ольга, конечно, страшно на него разозлилась и ворчала до самого вечера. Больше всего ее изумило то, что в ресторане она намеренно прихватила кошелек с собой, ожидая, что Петр придет через четверть часа, посрамленный и присмиревший. Но супруг заявился утром сытый, пьяный и счастливый.

А Петр действительно был безмерно счастлив! Единственным неудобством было похмелье.

– Вот бы сейчас чайку с сахаром, – думал он, потирая больную голову. – Ну ладно. Само пройдет. А чай... Теперь уже дома выпью мой любимый – "Fresh Black Tea"...

Уезжали они довольные, загорелые, нагруженные сумками и пакетами, в которых везли сувениры, подарки близким и друзьям. Всю дорогу Петр мурлыкал строчки известной песни:  «Пусть тебе приснится Пальма де Мальорка»... И придумывал себе новую, красивую мечту!

Влад Мартовский специально для «Лавки Кофе Чая».