Метеорит над деревней N

и Радиоактивные страусы...

Над домом бабы Шуры пролетел метеорит. Ну, не то чтобы над самым домом, но хозяйку весьма побеспокоил. Во-первых, из окон в большой комнате вылетели стекла. Во-вторых, с печки рухнул престарелый кот Василий. От потрясения он взвыл и припустил под кровать. Дворняга Найда на дворе бросилась зарываться в снег. Заголосили куры, внеурочно кукарекнул петух. Словом, внес метеорит в жизнь пенсионерки некоторое беспокойство. «Конец света», – заполошно всколыхнулась Баба Шура и полезла в погреб. Там на этот случай еще с декабря хранилось десятка полтора банок тушенки, несколько парафиновых свечек, две пятилитровки с водой, три пачки чая и килограмм леденцов в полиэтиленовом пакете.

– Баб Шур, ты там как, в порядке, услышала пенсионерка, и с трудом подняв крышку, выглянула из погреба. У порога стояла соседка Ирина.

– У вас крыша цела? А то у Серафимовых угол дома рухнул. А у нас все горшки с цветами пораскидало. Говорят, метеорит над нами пролетел и в озеро упал.

– Метеорит? – Баба Шура вылезла из погреба, прихватив банку с соленьями, словно за ними только и лазила. –  Ну, если метеорит, это ладно. Это ничего.

– Да что вы! Это событие вселенского масштаба, – воскликнула Ирина. Теперь со всего мира к нам понаедут. Снимать всех будут. Осколки от метеорита искать. А то и купить могут.

– За скока?» – деловито поинтересовалась баба Шура. Деньги бы ей очень даже пригодились, можно было бы коровенку прикупить, дом подремонтировать. Да и вообще обновок всяких в городе набрать.

– Ой, не знаю, дорого, наверное. Только говорят, они все радиоактивные, мало ли чего… Ладно я побежала. Узнаю, как там. – Ирина унеслась, а баба Шура накинула шубейку и вышла во двор. Ощутимого ущерба небесный гость не нанес. Так – малость покосилась сарайка, которой уже давно никто не пользовался, да одна створка ворот слетела с петель. Баба Шура попыталась поправить ворота, но не осилила, плюнула и пошла к заветному домику в глубине сада. И в этот момент… ЕГО баба Шура узнала сразу. Неровный камень с оплавленными краями лежал в аккурат у забора.

«Батюшки, а вдруг он и правда радиоактивный, – подумала баба Шура, переводя взгляд с розоватой широкой полосы в небе на небесного посланца. Надо бы его припрятать до времени, от греха подальше. А когда ученые там всякие выяснят – радиоактивные эти каменюки или нет, можно будет уже и подумать, что с ним делать.

Жизнь в маленькой деревушке изменилась в один момент. Откуда-то понаехали корреспонденты с разноцветными микрофонами. Они вылавливали местных и с пристрастием их допрашивали. Больше всех этому вселенскому вниманию радовался дядя Коля – частный предприниматель. Дядя Коля разводил страусов, позволяя приезжим за небольшую мзду поглядеть на его хозяйство и угоститься страусиной яичницей. Лишняя реклама была дяде Коле очень кстати.

– Вот там он, зараза, пролетел, во-от такой здоровенный, – дядя Коля как бывалый рыбак до упора распахивал руки и, нахмурившись, продолжал: «Такой страшный, огненный, он, когда рванул, я прям в сугроб сел. Страусы попадали. Думал, передохнут враз.  Вот чуть петуха моего осколком метеорита не пришибло, – дядя Коля демонстрировал корреспондентам небольшой камень, размером с ладонь. Журналисты трепетно принимали из рук дяди Коли небесное тело и с придыханием комментировали находку, крутя ее так и сяк перед объективом камеры.

– А я камешек продам и себе ноутбук куплю, –  в пятый раз объяснял очередному корреспонденту двоечник Васька Нефедов, сжимая в потной ладони небольшой черный обломок. –  А то мои родаки мне даже телефон не хотят покупать. Я видел в интернете, можно за полмиллиона продать.

Через день по деревне уже вовсю шастали подозрительные личности. Одни из них были похожи на ученых-астрофизиков – бородатые в меховых шапках, другие с точностью наоборот – с одутловатыми лицами и сизыми носами. Некоторые держали в руках металлоискатели. Охота на осколки небесного посланника началась! За Колькой следовала группа из пяти человек, предлагая отдать чебаркульский метеорит по-хорошему, дабы ученые могли исследовать небесное тело в специальной лаборатории. Шофер Анатолий прикатил каменюку трех пудов весом и объявил, что это осколок еще того – тунгусского метеорита, и его, Анатолия, дед трепетно хранил этот раритет во дворе и завещал сего продать иностранцам, когда оказия будет. Метеоритоискатели покупать небесные камни не спешили, до тех пор, пока не приедет передвижная лаборатория из столичного института.

А жизнь деревни становилась все веселей. Комнаты в деревенских домах сдавались не дешевле пансионатов на море в сезон! Дядя Коля заявил, что его самый любимый страус проглотил обломок метеорита и теперь светится по ночам. Перед загончиком теперь толпился народ, желая увидеть радиоактивного страуса. Но дядя Коля демонстрировал своего любимца днем, заявляя, что ночью он страусов беспокоить не может, иначе нестись перестанут. Страусиные яйца шли влет, за выручку от каждого можно было купить  навороченный ноутбук. Баба Шура часами просиживала у компьютера – за спиной внука Сашки и требовала полную информацию о стоимости обломков метеорита. Словом, теперь деревня жила полнокровной, бурной жизнью, «а ля Васюки межпланетного масштаба». Деревенскую продукцию – яйца, кур, сметану и творог сметали в момент осевшие в деревне научные сотрудники и ненаучные личности с опухшими физиономиями. Количество найденных сколков достигло отметки пятьсот штук. Общий вес камешков, каменюк и прочих булыжников был около тонны. Толпы журналистов не таяли, напротив – теперь они задавали вопросы жителям деревни и вездесущему дяде Коле уже на иностранных языках. Количество радиоактивных страусов росло не по дням, а по часам. Теперь, по словам местных, в деревне появились куры с высочайшим уровнем «ай кью», электромагнитная свинья от которой можно было зажигать лампочки, и прочие другие чудеса. Правда, никого из этого зоопарка иностранцам и отечественным журналистам не показали, поэтому им пришлось ограничиться радиоактивными страусами.

Наконец из Москвы прибыла группа ученых вместе с долгожданным прибором. У дома гостеприимного Анатолия выстроились толпы местных с найденными камнями. Баба Шура сбегала на помойку, нашла заветный булыжник и, завернув его на всякий случай в клок старого ватного одеяла, понесла туда же, куда и остальные. Люди в толпе оживленно переговаривались. Одни подсчитывали убытки, причиненные метеоритом и гадали, хватит ли денег, вырученных за него, для того чтобы построить новый дом. Другие делились воспоминаниями о том, как он страшно летел над деревней, как потом взорвался, словно его протаранил другой такой посланец из космоса.

 Через несколько часов все было закончено. Увы. Обломки оказались обычными камешками, коих в этой местности было предостаточно. Только один крошечный обломок, найденный тем самым бородатым товарищем в меховой шапке, был настоящим.  Обладатель раритета, оказавшийся учителем математики из соседнего села, торжественно вручил его ученым. Те пожали герою руку, а дядя Коля в сердцах обозвал учителя придурком!

Деревня опустела. Безжизненно смотрелась главная улица, по которой еще вчера колесили авто разных марок. Сиротливо выглядывал из-за загона со страусами дядя Коля.

Женщины собрались в избе бабы Шуры и вкусно пили удивительно ароматный чай, который им оставил в подарок корреспондент, бравший у них интервью. Чай был в симпатичных баночках и пах так умопомрачительно, что даже Анатолий, унюхав его еще на улице и заглянул в дом.

– Ты чего, чаю попить или свой тунгусский метеорит предложить хочешь? – усмехнулась баба Шура.

– Да нужен мне ваш чай. И метеорита у меня больше нет. Выменял еще позавчера. Во – Анатолий протянул чёрный с золотом пакет. Супер-пупер кофе. Вы такого и не видели даже. Назывется «Тодэй Ин-Фай». Мне  корреспондент и визитку дал – где можно такое купить. Во – интернет-магазин «Лавка кофе чая». Так что, завидуйте бабы. Я теперь тут кофейным королем буду. Ну, пошел.

– Куда пошел-то, – спросила баба Шура.

– Да, говорят, в соседней деревне настоящие осколки чебаркульского метеорита нашли. Пойду пособираю. А потом продам и тоже кофе торговать буду. Лавку тут открою. Адье, бабы.

– Давай-давай, – махнула на него рукой Ирина, – проваливай. Баб Шур, завари-ка мне еще чайку. Вон того, из красной коробки.  Надо же как-то стресс снять. Почти что конец света пережили.

– Да уж, подала голос Щучиха – эти корреспонденты чуть в гроб меня не загнали. Ну их. Не было у нас этих метеоритов и не надо.

– Точно, – согласились все. – Ириш, поставь еще чайничек.

В комнате вкусно запахло смородиной и чабрецом.

Влад Мартовский – специальный корреспондент «Лавки Кофе Чая»