День молодежи, или как выйти замуж по Интернету

Петр Никифорович человек совершенно несерьезный. Начать с того, что он не желает присоединяться к коллективу пенсионеров, которые дружно забивают «козла» за столиком на детской площадке. Вместо этого он бегает по утрам, поднимает гири на балконе, а совсем недавно вообще учудил... Решил освоить компьютер. Надо сказать, что внук у него в этом деле продвинутый. Так вот Денис отдал старую модель компьютера деду, а себе купил какой-то сильно «навороченный». Петр Никифорович компьютер с помощью внука освоил и стал дворовым авторитетом. Окликает его старинный приятель Иван Иваныч Бойко: "Ну, что Никифорович, в Интернет сходил?"

– Сходил.

– Ну и как оно там?

– Да помаленьку. В Турции бузят. А у нас тарифы ЖКХ поднимать будут.

– Ты уж им там напиши, что мы против. Куда уж больше-то. Ты бы посидел с нами-то?

– Да некогда!

– А куда ж тебе торопиться? Вот уж десять лет как на пенсии, а все не угомонишься.

– Да что мне с вами, сморчками старыми, делать?

– Но-но, сморчками. Ты того… не этого! Я тебя на два года моложе. Тоже сморчки!

– Дак, сморчки и есть. Ну, сколько у тебя, Иваныч, болячек? Целый алфавит! От артрита до язвы.

– Сам ты язва. Старый пенек, а хорохоришься.

– Много ты, Иваныч, понимаешь, Я, если хочешь знать, не пенек вовсе, а дубок молодой. Сила есть, здоровье хоть куда, и вообще я, может, возьму, да женюсь на молоденькой!

– Ты?

– Я!

– Женишься!

– Женюсь.

– Да где ж ты молоденькую-то найдешь? У нас во дворе самая юная девушка еще в середине прошлого века  полтинник разменяла.

– А в Интернете найду.

– Ах, в Интернете. Ну да, ну да. Интернет это… ага. Это штука солидная…

Иваныч замолкал, а Петр Никифорович совершал свою привычную пробежку и усаживался в кресло-трансформер, которое, вкупе с компьютером, презентовал внук.

– Ну-ка, ну-ка, что там у нас, – бормотал Петр Никифорович, привычно вбивая в браузер фразу «события в мире». Умная машина, минуту помедлив, выдавала целый шквал новостей. Петр Никифорович посматривал колонки, затем неспешно наливал себе любимый чай Hyton и принимался вспоминать свою жизнь. Супруга Петра Никифоровича Мария Ивановна умерла лет семь назад, второй раз он не женился. Тут недавно пожаловался внуку, мол, поговорить не с кем.

– А ты познакомься с какой-нибудь бабулей, –  хихикнул внук. – Вот и будешь с ней вечерами болтать.

– Тьфу на тебя, – буркнул Петр Никифорович а в душе-таки мысль затаил. А что если и вправду попробовать. Конечно, же не с молодайкой познакомиться, а так – с солидной дамой лет пятидесяти – шестидесяти.

И вот однажды решился Петр Никифорович. Вбил в браузер два слова «служба знакомств». Ну, что тут полезло, не мне вам рассказывать. Много нового узнал пенсионер Максимов о взаимоотношениях полов, а главной цели так и не добился.

На следующий день он, как бы невзначай, попросил внука создать ему страничку на сайте знакомств. Тот похихикал, но деда уважил.

– Дедуль, у тебя фотка есть какая-нибудь?

– А как же. Есть. Вот тут, – Петр Никифорович порылся в старой дерматиновой папочке и достал небольшую фотокарточку, на которой он, бравый подполковник при орденах и медалях, серьезно смотрит в объектив.

– Ну, дедуль, ты даешь. Это же сто лет назад было. У тебя что, посвежее нет?

– Посвежее только селедка в гастрономе, – буркнул тот. – Давай эту.

– Деда а сколько лет напишем?

– Ну-у-у-у, не знаю.

– А давай напишем сто лет. Прикольно! Никто не поверит, – хихикнул Денис.

– А зачем писать, если никто не поверит, – нахмурился Петр Никифорович.

– А для прикола. Так давай дальше – чем увлекаешься. Пишу – спорт, бег, театр. Что еще… классическая литература. Ну и еще пауэрлифтинг и виндсерфинг…..

– А это что еще такое?

– Ну, деда, для солидности же! Все так пишут! Не писать же что ты гири тягаешь и крестиком вышиваешь! Теперь давай – определяйся с интерфейсом бабца.

–Чего?!

– Ну, чего, какую бабулю будем искать? Худую, толстушку, богатую, бедную. Или помоложе так лет на пятьдесят?

– Вот обормот! – в сердцах выругался Петр Никифорович. – Иди уже. Без тебя обойдусь.

Проводив внука, он уселся возле монитора и задумался. И вправду – какая подруга жизни ему нужна? Покойница Мария Ивановна была женщиной в теле, да и характером сильна. Ее боялась вся местная шпана. Даже пенсионеры при виде бабы Мани вытягивались в струнку. А как она пела! И ее котлеты по киевски…Такие котлеты нигде не умели готовить. А кубанский борщ! Опять же чаевница славная. Они с Петром Никифоровичем за вечер по три чашки чая бывалоча выпивали. Машин голос, зычный на улице, дома как-то попригашался, становился неторопливым говорком. Мирный такой голос, голубиный. Петр Никифорович вздохнул и написал: «Ищу энергичную даму с молодой душой». Подумал и поменял «даму» на «сударыню».

На следующий день обнаружил три письма. Первое удалил сразу – «Сударыню» интересовал метраж жилплощади, наличие сада и авто. Вторая претендентка на руку и сердце тоже потенциальному жениху не понравилась, принялась расспрашивать, много ли у Петра Никифоровича наследников. А вот третья пришлась по душе. Смущал только возраст. На фото была изображена женщина средних лет, кудрявая, полноватая. Взгляд смелый, с прищуром, улыбка милая. На минуту щекотнула мысль, – ну, и куда ты, старый дуралей, к такой молодайке подкатишься? Она-то ведь на тебя сорокапятилетнего повелась. Но уж больно хороша была, чем-то даже на Марию Ивановну в молодости похожа. И принялись они переписываться. Маргарита Сергеевна – так звали женщину – тоже любила книги, театр, спорт.

Так бы и длилась эта бесконечная переписка, если бы однажды Маргарита Сергеевна не предложила встретиться. Петр Никифорович прочитал письмо и аж взмок от волнения. А куда теперь деваться? Сам кашу заварил.

На свидание деда собирали всей семьей. Дочка, зять и внук принарядили потенциального жениха и отправили покорять женское сердце. 

– Ну, дед, ты у нас еще ого-го, –  шлепнул по плечу внук. – В День молодежи на свидание идешь. Еще всем нам форы дашь!

Встретиться Маргарита Сергеевна предложила в парке на второй скамеечке от входа. Волнуясь, шагал Петр Никифорович по шуршащему гравию. Свернув за поворот, разочарованно остановился. Лавочка была пуста. И только напротив что-то выговаривала пятилетнему мальчонке приятная женщина лет шестидесяти. Петр Никифорович решил немного подождать. Он развернул газету и попытался прочитать хоть строчку. Ничего не получалось. Мальчуган, сжимая в руке стаканчик шоколадного мороженного, подошел к Петру Никифоровичу и попытался заглянуть за газету. Шоколадный наполнитель выскользнул из стаканчика и шмякнулся на парадные брюки.

«Пропали штаны», – с огорченно подумал Петр Никифорович. Пацан с ужасом смотрел на дело рук своих, готовясь зареветь.

– Артемка, ты что наделал! – всполошилась женщина. – Ой, вы простите нас, пожалуйста, он такой любопытный, всюду лезет. Вы далеко живете? Идемте к нам, я помогу удалить пятно.

– Да ладно, – принялся отнекиваться Петр Никифорович. – Я доеду до своего дома.

– Нет. Я вас не отпущу. Куда вы в таком виде пойдете?

Женщина была неумолима. Пришлось идти в пятиэтажку неподалеку.

– Вот – она протянула флакончик Петру Никифоровичу – Это хорошее средство. Даже замывать не надо. Протрете и идите в комнату. А я пока чай поставлю.

Справившись с пятном, Петр Никифорович направился в гостиную. Огляделся, удовлетворенно хмыкнул. Круглый стол, покрытый плюшевой скатеркой, старый телевизор «Рубин», коврик с лебедями на стене. Только один предмет выбивался из интерьера – новенький компьютер с плоским монитором. Петр Никифорович подошел к современной машинке и с изумлением уставился на экран. Там красовалась его собственная фотография. Он покраснел и метнулся к дивану.

– А вот и чай. Вы такого, наверное, еще не пробовали. Мне внучка приносит, чай Хайтон называется. И эта машинка – женщина кивнула в сторону компьютера – тоже ее. Я-то в этой новомодной технике совсем не разбираюсь.

– А давайте я тост скажу, – брякнул невпопад Петр Никифорович.

– А что ж мы чаем чокаться будем? – засмеялась Маргарита Сергеевна.

– Ну, чай чаю рознь. Этим и чокнуться не грех. Давайте выпьем за молодость. Тем более, сегодня День молодежи, наш с вами праздник.

– А что ж, не в годах дело, а в душе. Я себя иногда девчонкой двадцатилетней ощущаю, – порозовев, сказала  Маргарита Сергеевна. – Знаете, а ведь я сегодня на свидание ходила. Это дочка все меня сватает. Нашла мне в этом… Интернете мужчину. Такой красивый, плечистый. Иди, говорит, ба, заодно внука прогуляешь. Я, перечница старая, и послушалась. Хорошо, что он не пришел, вот бы стыда натерпелась – засмеялась она. – А может, вы кушать хотите? Так у меня котлеты по-киевски есть. И кубанский  борщ. Будете?

– С удовольствием, – сказал Петр. – А хотите, я угадаю, вы ведь хорошо поете … верно?

– Верно, –  засмеялась Маргарита Сергеевна. – Ешьте уже. А потом выпьем чаю. За молодежь.

– За нас, – сказал Петр Никифорович. И, склонившись, поцеловал женщине руку.

Влад Мартовский специально для "Лавки Кофе Чая"