День чая

Мой сосед Николай Иванович Карпенко – в быту дядя Коля – неутомимый спорщик. Он готов спорить днем и ночью. Ему ничего не стоит позвонить мне в пять часа утра и заявить: «Владик, а спорим, завтра ты до работы не доберешься?»

Я спросонок отвечаю – спорим, доберусь, –  а утром выясняется, что в нашем районе, в связи с ремонтом дороги, перекрыто движение транспорта. Или – встречает Николай Иванович меня на лестничной клетке и заявляет: «Готов поспорить на «чирик», что завтра ты заболеешь гриппом. И бэмц! – Температура за сорок жар, кашель... иногда в мою голову закрадывается мысль, что дядя Коля находится в тайном сговоре с кем-то там... наверху, в секторе недосягаемости. Ну, чем можно объяснить, например, его заявление, сделанное при свидетелях в пятницу вечером. «А вот хренушки вы помоетесь в выходные, готов поспорить!» И что вы думаете, во всем доме на три дня отключают воду!!!

Именно по причине такой невероятной прозорливости с дядей Колей никто в подъезде давно уже не спорит и не заключает пари. Все равно он выиграет. Причем спорит дядя Коля не просто так – на интерес, а на вполне материальные ценности – «чирик», «полтяшок», «пятихатку». В общем, себе дороже с ним в дискуссию вступать. Хотя, недавно у меня


– Спорим, я все праздники декабрьские перечислить могу, –  заявил дядя Коля. получилось его подцепить, да не просто, а по-крупному. Сидели мы с ним на лавочке, дядя Коля по пивасику прикалывался, я минералочкой пробавлялся.

– Не буду, – отмахнулся я. – Все равно проспорю.

– Эх, вы, молодежь, слабаки, да и только, – усмехнулся дядя Коля. – Вы там свои институты позаканчивали, а я пять классов и два коридора осилил, а на порядок умнее вас.

– Дядь Коль, ну, тебе делать нечего, ты на пенсии, – а я работаю, мне не до глупостей.

– Да какая у тебя работа, – презрительно скривился сосед.  – Рассказики строчить. Это каждый дурак сможет.

– Ну ладно, – обиделся я на «дурака». – Давай, поспорим.

– Во. Давно бы так! Ты один праздник называешь. Я другой. Кто последний – тот выиграл. Спорю на чекушку.

– Дядь Коль, я не пью.

– Ну ладно, ты мне чекушку, я тебе... одну такую штуку... ну, в общем, тебе понравится... Ну, что начали?

– Начали.

– Первый день зимы – ухмыляясь, объявил дядя Коля.

– Нет такого праздника! – возразил я.

– Посмотри в календаре, – хмыкнул мой визави.

– Ладно. День банковского работника – с апломбом выдал я.

– День юриста – дядя Коля уселся поудобнее.

– Международный день инвалидов.

– Ага, ты так? Ну, вот тебе – День информатики!

– А мы тогда так: День волонтера.

– Международный день гражданской авиации.

– День образования российского казначейства.

– Ой, ой, испугал кота сосиской! А мы тогда вам: День прав человека!!! Съел?

– Международный день гор!

– Ах, даже так? Ну, получай! Международный день танго!

– День ракетных войск.

– День святителя Николая чудотворца, – победно провозгласил Дядя Коля.

– День энергетика, – я почувствовал, что выдыхаюсь.

– День дальней авиации ВВС России!

– Католическое Рождество!

– День спасателя!

– Международный день кино!

– Последний день года! – победно заключил дядя Коля и ухмыльнулся: «Ну, гони чекушку».

– Погодите, – я мучительно напрягся. Мне не хватало всего одного праздника. Ну... что там еще может быть...

– День... день... – на ум ничего не приходило, перед глазами почему-то маячила теща Аделаида Михайловна, сладострастно прихлебывающая крепкий чай из чашки с лебедями.

– День... день... Международный день чая! – в отчаянии воскликнул я.

– Нет такого праздника! – обиженно вскинулся дядя Коля.

– Нет, есть!

– А я говорю, нет! Я все праздники наизусть знаю.

– Значит, не все!

– Ты только что придумал. Это жульничество!!!

– Ничего подобного.

Короче, разругались мы с дядей Колей в пух и прах. Кто прав, кто виноват – не разбери-поймешь. Собственно говоря, я прекрасно понимал, что блефую, но моя гордость упиралась всеми четырьмя лапами и горестно причитала: «Ты, остепененный журналист с двумя высшим образованиями и стажировкой в Атланте, позволишь себя обыграть пенсионеру с неполным средним?!! Да не бывать этому!» Но, как ни крути, аргументов у меня было маловато, вернее, не было совершенно.

Мы разошлись в разные стороны, дядя Коля обиженно буркнул мне в спину: «А еще интеллигент в шляпе». Это было совершенно несправедливое обвинение! Шляп я отродясь не носил. Они сидели на моей голове как сковородки на тыкве.

Поэтому, не имея возможности придумать в ответ что-то оригинальное, я брякнул: «Сам такой!» и позорно скрылся  у себя в квартире.

Час с небольшим я маялся, меряя комнату шагами. Ну, ладно, закончил я два института, и что? Кто сказал, что мой показатель ай кью от этого стал выше?! А у дяди Коли не было возможности учиться. Ему надо было сначала одну семью кормить – мать с братишками, потом вторую – жену и четверых сыновей. А тут я ... интеллигент несчастный... чистоплюй, тьфу!

Я решительно надел кроссовки и вышел на двор. Дяди Коли нигде не было.

– А где папа? – спросил я у его младшего сына Кирилла – конопатого долговязого подростка, который, сидя на скамейке, пытливо ковырялся в разобранном планшетнике. 

– А за чаем побежал. Сначала заставил Илюшку какой-то «чайный праздник» в Интернете искать, а потом сорвался и в торговый центр рванул. За этим самым чаем.

– А что, неужели нашел? – с изумлением спросил я.

– А то! Илюшка у нас такой. Он все найдет! Он у нас запросто международный банк взломать может, – бесхитростно сообщил мальчуган, окончательно доломав электронную безделушку. И пошарив по карманам, заканючил: «Дядь Влад, дай позвонить. У меня на сотике деньги кончились!»

Я отдал юному вымогателю свой телефон, попросив его занести аппарат мне домой, а сам метнулся в сторону торгового центра. До магазина я не дошел. Навстречу мне с кислым видом направлялся дядя Коля.

– Ну, скажи, ты знал? – спросил он. – Ты специально этот козырь в рукаве держал? Ведь ни в одном календаре...

– Дядь Коль, вы о чем?

– А о том! Что День чая правда существует. Проиграл я, тебе Владька. Старею... э-эх! Вот, держи. Мой проигрыш. Он протянул мне необычную упаковку чая.

– Вот, суперская штуковина. Тут два в одном в пяти вариантах – прикольные баночки и вкусный чай. Называется... Mabroc "Древние Легенды". Моя сильно его уважает. Для подарков на Новый год его закупила. Я на него спорил. Только не думал, что проиграю.

Я машинально принял из рук соседа симпатичную коробочку.

– Ну, будь. Эх, пропала чекушка. – Дядя Коля горестно взъерошил волосы и почапал по лестнице.

– Дядь Коль, ну, что ты заладил «чекушка», «чекушка», – остановил я его. – Давай твоего чайку вместе попьем.

– А, давай, – махнул рукой тот.

Мы поднялись ко мне в квартиру и устроили совместное чаепитие. Выигранный чай оказался очень вкусным.

– Хорошо-о-о-о! – протянул раскрасневшийся дядя Коля. – Ну ладно, я пойду, а то моя ворчать станет. Ты только никому не говори, что меня обыграл, лады? Сам понимаешь, репутация...

– Договорились!

Я проводил Николая Ивановича до квартиры и вышел во двор. На скамейке теперь уже его старший сын Илья сосредоточенно собирал раскуроченный братцем  планшетник.

– Илюх, – окликнул я его, – а что правда есть такой праздник «Международный День чая»?

– Дядь Влад! Ну, конечно есть! Ну, если существует праздник метания яиц и День гримасс, то почему не быть Дню чая?

– А, ну ладно, ладно, спасибо, – пробормотал я и направился домой. Ну, что ж, День чая – праздник действительно, нужный, на Руси с самого ее основания чаи во всех избах гоняли. В общем, я не против. А очень даже за! Так что, с Днем чая вас, дорогие соотечественники!

Влад Мартовский специально для "Лавки Кофе Чая"