Открытие дачного сезона

Кофе на мангалеДо-жда-лись! Наконец-то распогодилось, запели птички и стаи озабоченных, как мартовские коты, дачников потянулись за город.
Надо сказать, мое семейство ждет начала садово-огородного сезона с нетерпением! Жена привозит на дачу рассаду новых сортов помидоров, в надежде вырастить чудо-урожай соседям на зависть. Дочь использует садовый участок как солярий под открытым небом. Я же стремлюсь сюда, чтобы поработать на воздухе, под пенье птичек, и чудную гармонию садовых запахов – земли, дымка, навоза. Ах, что за прелесть первые дачные деньки! Размышляя таким образом, в пятницу вечером я любовно укладывал в мешок лопату, грабли и прочий садовый инвентарь, предусмотрительно привезенный в конце прошлого сезона домой. 

Тишину недобро разбил телефонный звонок!!!
– Владюш, а к нам завтра утром Катерина с дочкой приедут, – виновато глядя на меня, сообщила жена. – Ты ведь встретишь их в аэропорту?

Вас когда-нибудь неожиданно обливали ледяной водой? Так вот, такой «виртуальный» ушат извергнулся на мою несчастную голову. Это же надо! Ни днем раньше, ни днем позже! Именно завтра! Причем, по рассказам супруги, я знал, кто такая Катерина Ивановна, и чем нам это грозит! Начнем с того, что Катерина Ивановна Лепнина – двоюродная сестра моей супруги и жена того самого Лепнина... ну, читали, наверное, классика:  «владелец заводов, газет, пароходов...»
Сама Катерина Ивановна – дама обеспеченная, весьма заносчивая, избалованная роскошью и непререкаемым послушанием всех домочадцев, включая венценосного супруга. Это же какой ад нам предстоит пережить!!! И вообще, что они потеряли в наших скромных пенатах?! Насколько я понял из рассказов жены, они ведь никогда не отдыхают в провинции. Это не Кипр, не Куршавель, ни Гоа, на худой конец.

– Они хотят пройти курс процедур в нашем оздоровительном центре, – прояснила ситуацию супруга. – У Катерины – мигрень и гипертония, а у девочки страшная депрессия. А тут замечательные процедуры – пчелы, пиявки, грязь. И приедут всего-то на неделю-две. Потерпишь?

– А может, мне самому куда-нибудь съехать, – робко предположил я. – На дачу, например. Правда. Я их встречу, вы с пчелами и пиявками тут сами разбирайтесь, а я туда рвану. Уже тепло, я одеяло с собой возьму, консервы.

– Ты что, смерти моей хочешь? – скорбно спросила жена, и я покорно замолчал.

Утром я поехал в аэропорт.
– Это что, вы на ЭТОМ ездите? – Катерина Ивановна  – крупная краснолицая донна в кричащем пончо с камешками и перышками, в ужасе закатила глаза, остановившись возле моей «двенашки». – Ну, уважаемый, это даже не прошлый, а позапрошлый век! Вот у нас три авто, и все эксклюзив!
Дочка – длинноволосая девчушка лет двадцати – кивнула и брезгливо поджала губы. Недовольные дамы втиснулись в машинку, и мы поехали.

К приезду гостей жена отдраила нашу «трешку» до блеска, поставила на стол сервиз, приготовила фирменный пирог с грибами и клюквой.
– Нет-нет, мы поедим в ресторане, – заявила Катерина Ивановна, когда жена заикнулась об ужине. – Где тут самое лучшее заведение?
Пирог мы с женой и дочерью съели втроем. Он оказался невероятно вкусным. А Катерина Ивановна и Элеонора отправились в ресторан, откуда вернулись злые и голодные, очевидно местная кухня оказалась не на высоте. На следующее утро дамы пошли в свой центр, а я понуро уселся писать статью. Статья не вытанцовывалась. Перед глазами всплывала свежевскопанная грядка, первый бледный, трогательный червячок, мерещился запах перегноя и свист первой восторженной птахи.

– Ты как хочешь, а я завтра еду на дачу, – строптиво сообщил я жене. – Кстати, приглашаю и вас тоже, милые дамы. Погреетесь на солнышке, прогуляетесь к озеру, послушаете первых птичек.
К моему удивлению, наши гостьи согласились. И на следующий день мы уже бодро катили по весеннему шоссе.

– И вот ЭТО вы называете дачей? – привычно надула губы Катерина Ивановна, выкатываясь из авто. – А я думала у вас особнячок.

Женщины отправились к озеру, а я собрал мангал, положил вишневых и грушевых веток, развел огонь. Через час шашлык был готов. Очевидно свежий воздух, пенье птичек и прогулка сделали свое дело, проголодавшиеся дамы уселись возле дачного столика и за милую душу смолотили и шашлычок, и печеную в фольге картошку, под солёные огурчики, помидорчики, и всякие вкусности, вроде маринованного чеснока и лечо. Жена у меня просто магистр-кулинар. А вот от кофе гостьи наотрез отказались.

– Извините. Но в провинции обычно кофе готовить не умеют – сказала Катерина. – Варят какую-то быстрорастворимую бурду. У меня потом желудок болит.

– Да, мы обычно пьем латте или кофе по-арабски, и притом только в лучших кофейнях, – подала голос дочка.

– А вот я готовлю кофе по-сицилийски, на вишневых и грушевых угольках, – не выдержал я. – Если позволите, то я вас не только угощу этим божественным напитком, но и весь процесс приготовления продемонстрирую.

В мангале уже багрово помигивали угольки. Я отправился в дом и размолол в кофемолке зерна кофе. Затем достал турку с вертикальной длинной ручкой и, не наливая в нее воды, пустую, поставил на готовые угли. Рядом с ней установил высокую металлическую кружку с водой. Когда турка немного нагрелась, я высыпал на дно ложку сахара, дождался, пока он начнет плавиться, и добавил щепотку корицы. Затем положил в турку 3 чайных ложки  кофе, и в завершение налил горячей воды, кипящей белым ключом в соседней кружке. При появлении первой плотной пены снял турку с огня, влил половину чайной ложки холодной воды, чтобы осел кофейный осадок. Как апофеоз – добавил апельсиновой цедры на кончике ножа.

Это было театральное действо, шоу фокусника, манипулятора  и аниматора в одном лице. Я фантазировал! Я священнодействовал! Я творил! И оно того стоило. Это я понял после того, как привычно-брезгливое выражение  на лице Катерины Ивановны изменилось на восхищенно-потрясенное! Я победил!
– Из «эй, подойдите» и «эй, помогите» я в секунду превратился в «милого Владюшу». Рецепт кофе был переписан  на айфон и продублирован в записной книжке.

В оздоровительный центр мои дамы сходили только один раз. У Катерины оказалась аллергия на пчел, а у Элеоноры один только вид пиявок вызывал оторопь. Надо ли говорить, что две недели родственницы провели у нас на даче. Катерина увлеченно закапывала саженцы помидоров в землю и спорила с женой по поводу полива, а Элеонора с моей дочерью коротали время на лежаках, греясь под ласковыми лучами весеннего солнышка. К концу второй недели Катерина перестала жаловаться на давление и мигрень, а у Эли бесследно исчезла депрессия. Кстати, моя дочура познакомила кузину с соседями – милыми молодыми людьми и вся четверка дружно и весело проводила время на озере.

Прощались сердечно, со слезами. Катерина – ах, да просто Катюша – заверила, что никогда за последние годы не отдыхала так чудесно, Элеонора никак не могла распрощаться с Кофе на мангалеВалерой – одним из братьев-близнецов. Молодые люди договорились встретиться в августе. Естественно, в нашем городе. Катерина тоже обещала посетить нас еще раз.
– А знаешь, ведь она родом из деревни, – улыбнулась жена, когда поезд тронулся и обе наши милые родственницы усиленно замахали ладошками из окна вагона. – А в августе она привезет мне особенные сорта помидоров, которые разводит ее знакомая. Кстати, а откуда взялся рецепт кофе по-сицилийски? Что-то я не помню, чтобы ты разбирался в кофейных премудростях.

– Можно это останется моей тайной, – усмехнулся я. – Рецепт-то замечательный?
– Волшебный, – засмеялась жена и крепко меня поцеловала.

Влад Мартовский специально для Лавки Кофе Чая.