1 апреля или итальянец с сюрпризом

1 апреляКаждый год я с опаской жду наступления всенародного «Дня дураков» — первого апреля. А все потому, что моя бывшая однокурсница Машка — королева розыгрыша. Смешно сказать, тетке скоро сороковник стукнет, а она все резвится как тинэйджер. Представьте себе девяносто жизнерадостных килограммов, на голове каштановый ежик, в глазах чертенята. К сему прилагаются веснушки и массивные серебряные серьги в виде черепушек. Вот такая она Машка Толоконникова, в девичестве Тетерина. Сколько раз она меня разыгрывала — уму непостижимо! И вовсе не потому, что я такой доверчивый «папа Карло». Нет! Просто Машкина искренность настолько трогательна и искрометна, что ей верят все поголовно — от стариков до собак. Ее институтские розыгрыши до сих пор передаются из уст в уста.

Учась на первом курсе, Машка повесила в вестибюле института следующее объявление: «Желающие поехать на 3 месяца в Болгарию на сбор клубники — должны сделать рентгеновские снимки позвоночника и отдать их вместе с заявлением декану факультета. Проезд и проживание за счет фирмы».
Смех-смехом, а десятка два желающих набралось. Среди них даже оказался один аспирант, кандидат наук предпенсионного возраста и глубоко беременная секретарша Верочка.

На втором курсе Машка, сидящая за последним столом лекционного зала, послала на первый ряд записку: «На люстре висит Ленкин бюстгальтер. Передай записку дальше». Через десять минут весь поток рыдал от смеха под столами. Пароксизм наступил, когда препод отнял у зазевавшегося Сашки Махонина записку и несколько секунд с живым интересом разглядывал девственно чистый плафон. Затем Машка объявила, что у престарелого историка Василия Петровича родилась дочка, и весь курс старательно поздравлял обескураженного старичка с прибавлением. В переполненной электричке она громогласно вопрошала: «Какой растяпа у дверей тысячу уронил?». Народ кидался искать мифическую тысячу, а Машка начинала истерически ржать.

Когда мы оба обросли семьями, Машка звонила моей жене и гнусавым голосом информировала ее о том, что в доме неделю не будет воды. Через час перезванивала и спрашивала, набрала та воды в ванную или нет. И когда моя ничтоже сумнящаяся супруга рапортовала, что да, набрала, Машка советовала отправляться в эту самую ванную и пускать там кораблики.

Но в этом году я решил оторваться по полной программе и отомстить моей сокурснице за годы горького разочарования от тотальных проигрышей. Я позвонил Машке, которая находилась в состоянии поиска очередного кандидата на роль супруга, и пригласил ее к нам, заметив, что у нас будет гость из Италии. Что от него все мои знакомые женщины приходят в восторг. И клятвенно пообещал Машке, что она уйдет домой именно с ним. С итальянцем, то есть! Машка заверила меня, что в таком случае придет непременно.

И я принялся готовиться к решающему моменту. Надо сказать, что в моем окружении нет ни одного мало—мальски приличного итальянца. Да что говорить, у меня вообще нет знакомых иностранцев. Зато есть один очень занятный электронный адресок. Вот по нему-то я и заказал своего «итальянца».

И вот наступил он! Этот самый коварный «День дурака»! И пришелся он как раз на выходной. До прихода моей заклятой сокурсницы оставалось два часа. Можно было позволить себе принять ванну, выпить моего любимого кофе. Но в самый разгар ванно-пенного релакса в ванную постучала жена и сообщила, что минуту назад ей позвонила расстроенная Машка. Что она стоит на перекрестке со сломанным каблуком и тяжелыми сумками. И что я должен мчаться ей на помощь, если во мне «осталась хотя бы капелька джентльмена». Я выругался, влез в джинсы и отправился спасать однокурсницу.

Машка, балансируя на одной ноге, уныло маячила у перекрестка улиц Ленина и Пушкина. В правой руке у нее был каблук. У ног стояли две небольшие спортивные сумки.

— Привет, — буркнула она. — Вызови такси. Поеду обратно домой. Сегодня у меня нет никакого настроения с кем-то знакомиться.

— Да ладно, — принялся я утешать Машку. — Идем к нам. Моя тебе одолжит свои сапоги. У вас один размер. Посидим. Пожужжим. А потом я тебе вызову такси. А?

— Ну, ладно, — печально вздохнула она, — пошли. Только на полчаса. Сумки возьми. Тут я кое-чего по-дешевке прикупила.

Я нагнулся за сумками и попытался их поднять… Сумки не поддавались. Они словно вросли в асфальт.

— Ч-черт, — пробурчал я и сделал еще одну попытку.

Сумки я сумел оторвать от земли только с третьей попытки.

— У тебя там что, кирпичи что ли?

— Нет. Картошка. А что? Неужели тебе тяжело? Странно! Я их с самого рынка перла и ничего. Если бы не каблук…

Ударить в грязь лицом перед женщиной, пусть даже эта женщина — Машка, я не мог! Я собрался с силами, надул щеки и пошел! Она заковыляла следом. Когда я, пыхтя и обливаясь потом, заволок поклажу в прихожую, Машка скинула с ног свои полторы сапога и эффектно расстегнула молнии на обеих сумках. В них лежали… КИРПИЧИ.

 — Я твоей супруге давно кирпичи для камина обещала привезти, — жизнерадостно сообщила она. — Сосед подвез до остановки. А ты до квартиры допер. Молодец! Геракл!

Ну, скажите, что мне оставалось делать? Я рассмеялся и пригласил однокурсницу за стол.

— А итальянец и впрямь хорош, — заявила Машка, доедая третий кусок торта и прихлебывая кофе Lavazza. — Только у меня этот кофе уже есть. И у мамы моей. И у коллег по работе. А вообще я очень внимательно слежу за новинками в ЛАВКЕ КОФЕ ЧАЯ. Кстати, имей ввиду, это сейчас модно и стильно покупать чай и кофе именно там!

Машку я, конечно же, простил. Но в следующем году я что-нибудь придумаю!!! Целый год буду думать, но разыграю Тетерину по полной программе!!! Так-то.

Влад Мартовский специально для "Лавки Кофе Чая".